{% currentStation == 'nashe' || currentStation == 'rock' ? 'Сообщение ведущим' : 'Сообщение в эфир' %}

Отправить сообщение

Сообщение бесплатное

Если номер телефона указан неверно, сообщение не будет доставлено ведущим, а в случае победы вы не сможете получить приз

Ваше сообщение отправлено!

Авторизация через социальные сети
Вконтакте
Новости НСН

Хелависа о своем писательстве

Хелависа выпускает роман «Три корабля» в жанре «научной фантастики со стимпанком и постмодерном». «Год Литературы» поговорил с Хелависой о пути от фолк-рока к стимпанк-фантастике и о месте лидера популярной рок-группы (отягощенного лингвистическим образованием) в писательской тусовке.

— Наталья, вот ты по образованию лингвист. То есть – русский учёный. Нет у учёного противоречия с жанром фантастики?

— Я, как советский учёный и даже дочь советских учёных, очень уважаю жанр научной фантастики. У мамы в Москве несколько полок забиты книгами Гаррисона, Саймака, Симмонса, Филипа Дика и так далее. Я выросла на этих книжках. «Что может быть проще времени» Клиффорда Саймака была настольной книгой. И далеко не она одна.

— Высокие образцы! А как сама решилась написать? Просто ли перейти от песенной поэзии к научно-фантастической прозе?

— Вообще не просто! Но у меня уже был опыт написания сказок. И я умею в прозу, так сказать. Представляю, как это делается, как оно работает. Ну и вообще я человек начитанный (улыбается). Я умею работать с <разными> регистрами <текста>, что мне помогло написать «Корабли». Там несколько регистров – помимо лирического героя, Азриэля Шеклтона, есть комментатор…

— …«палеоаудиоинтерпретатор, доктор астроистории Ноэль О’Шей».

— Да, это моё альтер эго! Так вот, она пишет таким несколько нарочитым, но вполне достоверным канцеляритом. Она расшифровывает записи и ведёт исследование, то есть получается повесть в повести, жанр, который я очень люблю.

Да, комментатор – библиотекарь, книжный червь, и я сама такая (смеётся). Но мне было очень интересно «поговорить» от лица разных персонажей, у которых разная речь, отношение к происходящему, принципы изложения мыслей. Считаю финал удачным, скажу без ложной скромности. Самый загадочный персонаж, который молчал всю книгу, вдруг говорит своё веское слово, и так в конце концов раскрывается.

— Начинался текст, как я понял из издательской аннотации, чуть ли не как фанфик. Фанфик чего?

— Начиналось-то, конечно, очень давно. С того, что «Мельница» записала концептуальный альбом «Люцифераза», на обложке которого напечатано составленное нами «научное» описание планеты. Так вот когда пошли концерты-презентации, я на одном из концертов вдруг увидела внутренним взором три корабля и эту планету, Люциферазу. И тут просто включилась фантазия.

— Одни имена героев настораживают сразу: Гисли Нансен, Исаак Лонгфелло… В текст явно зашита куча смыслов, слоёв и отсылок, которые можно и не считать?

— Очень много зашито, да (смеётся). Ну вот хотя бы о названии. Почему три корабля? Именно с такими именами, Alchemist Pint – «Пинта Алхимика», Stúlka, Stella Maris. Это всё чёткие отсылки к именам кораблей Колумба. Stúlka по-исландски «девушка, дева». Stella Maris – «Звезда морей» на латыни, а в католической традиции Деву Марию так и называют: звезда морей. Дальше копайте сами! (Смеётся).

И в принципе, в тексте есть заделы на продолжение. Это в теории. Не знаю, соберусь ли. Работать над миром книги и играть концерты, где другой мир вообще, а ещё и писать новый материал для «Мельницы» – это очень тяжело. Я так работала всю эту осень, и, честно говоря, чуть с ума не сошла. Нельзя после концерта сесть в номере и в ноутбук набить новую главу, так это вообще не работает.

А у меня с осени прям попёр, извини, новый материал для «Мельницы». Так, что боялась: голова взорвётся! Окончание работы над книгой уже стало просто вопросом самодисциплины.

Пришлось загнать себя в настоящий рабочий график: проснуться утром, заварить чай типа мате, гармонизирующий – самое оно мате в грейпфруте! – и вырабатывать писательские часы. У меня они с 9 утра до 12.

В туре не могу писать, только заметки… Но да, в макбук что-то записывала. Иногда писала в свободные дни, но их в туре очень мало, и на выходе получались всё равно черновики. Пришлось потом редактировать, точнее даже переписывать. А работать с таким текстом больше трёх часов не получается – глаз замыливается, дальше высиживать бесполезно. Так что встали из-за стола, пошли погуляли, позанимались на инструменте, и – до следующего утра. Как говорила героиня Райчел Вайс в фильме «Мумия», «Да ты знаешь кто я такая? Я – библиотекарь!» Это и я, и моё альтер эго. Дисциплина, редактура до потери пульса… я вёрстку выверяла раза четыре в общей сложности, и каждый раз находила блох. Это несмотря на хорошую работу профессиональных редакторов и корректоров.

— Всё-таки как отрадно слышать, что профессиональный музыкант так относится к тексту и языку. В вашем цеху, извините, 90% людей пост в соцсеть грамотно написать не могут. И у них всё «да лана, по фиг, язык меняется!»

— Я тебе больше скажу: я знаю профессиональных музыкантов, которые даже не знают текстов песен групп, в которых играют. И бравируют этим: не знаю ни одного текста песни, где барабаню, ахаха!

— У книги нарочитое, концептуальное оформление. Снаружи нечто модное-хипстерское, броское, немножко вырви-глаз, внутри же – глухая графика, прямо линогравюры, эдакие иллюстрации советских фантастических книжек.

— Да, рисовал иллюстрации художник по прозвищу Meethos. Ми́тос очень интересный сам по себе, а мне ещё особенно понравилось, что он слушает автора. Вот, например, мне надо было, чтоб вороны походили на звероголовых египетских богов. И в итоге они такими и получились, всё как как надо. Человек понимает с полуслова! В качестве референса я выдала Митосу Вилсона. В антарктических экспедициях капитана Скотта был такой биолог и художник, который постоянно всё зарисовывал: пингвинов, тюленей и так далее.

И – да, мне хотелось олдскул! Как книжки детства. Отсюда цвета обложки глуховатые. В симультанном контрасте: это когда сочетание красного и зелёного в правильных оттенках. У нас корешок тёмно-красный, обложка синевато-зелёная. Красиво. Чтоб книжка – как штука такая, которую можно и передавать по наследству, и родителям подарить, и на полке чтоб смотрелась рядом со старыми книгами достойно.

— То есть не низкий жанр, не ширпотреб, а «лакшери»?

— Даже «лухари»! (Смеётся.) А меня, кстати, регулярно спрашивают: фэнтэзи писать не собираетесь? «Мельница» же главная группа ролевиков. Уверяю: нет, никогда. Я фэнтэзи даже мало читаю, страшно сказать.

Подписывайся на нас в Яндекс.Дзен

Вернуться к списку новостей

Новости, которые вас могут заинтересовать

Другие статьи по тегам

{% status[currentStream]['station'] %}

{% status[currentStream]['artist'] %}

{% status[currentStream]['title'] %}

НАШЕ Радио

{% artistOther('nashe') %}

{% songOther('nashe')%}

{% track.date_formatted %} {% track.artist %} / {% track.title %}

ROCK FM

{% artistOther('rock') %}

{% songOther('rock')%}

{% track.date_formatted %} {% track.artist %} / {% track.title %}

Радио JAZZ

{% artistOther('jazz') %}

{% songOther('jazz')%}

{% track.date_formatted %} {% track.artist %} / {% track.title %}

Радио ULTRA

{% artistOther('ultra') %}

{% songOther('ultra')%}

{% track.date_formatted %} {% track.artist %} / {% track.title %}

Последние
10 песен

Закрыть
{% track.date_formatted %} {% track.artist %} / {% track.title %}