{% currentStation == 'nashe' || currentStation == 'rock' ? 'Сообщение ведущим' : 'Сообщение в эфир' %}

Отправить сообщение

Сообщение бесплатное

Если номер телефона указан неверно, сообщение не будет доставлено ведущим, а в случае победы вы не сможете получить приз

Ваше сообщение отправлено!

Авторизация через социальные сети
Вконтакте
Новости НСН

Вячеслав Бутусов о дружбе и работе с Ильей Кормильцевым

Делимся со всеми НАШИми интервью Вячеслава Бутусова для Colta о том, как они дружили и работали с Ильей Кормильцевым.

— Вы помните, как и когда впервые встретили Илью Кормильцева?

— Я могу ответить на этот вопрос лишь приблизительно. Когда в Свердловске появился рок-клуб, мы стали встречаться в разных местах и при разных обстоятельствах. Илья писал тексты группе «Урфин Джюс», которая стала для меня детонатором. Когда я услышал «Урфин Джюс», я понял, что тоже буду записывать альбомы.

Илья на тот момент уже был культовым персонажем, а мы были еще студентами архитектурного института. Тогда считалось обязательным иметь в рок-группе текстовика, иначе группа считалась неполноценной. Такие были забавные критерии. Мы усиленно искали текстовика. Работали со многими свердловскими литераторами. Чуть позже выяснилось, что Илья Кормильцев настолько продуктивен, что готов работать с разными коллективами. После этого мы подружились.

— Какой первый текст Ильи Кормильцева, который стал песней «Наутилуса Помпилиуса»?

— Первая песня на текст Ильи вошла в альбом «Невидимка». Она называется «Кто я?». Текст был неудобоваримый для «Урфина Джюса», такой квадратный, поэтому мы сделали из него речитатив. Это был эксперимент для Ильи — он хотел попробовать, получится ли с нами работать.

— Младший брат Ильи Кормильцева заметил, что когда впервые увидел вас рядом с Ильей, то подумал, что вы не сработаетесь. Цитирую почти дословно: «что с таким пижоном, как Бутусов, ему не по пути».

— В то время трудно было выделиться пижонством. На дворе было начало 1980-х — вся одежда была из свердловского ЦУМа. Конечно, у студентов архитектурного института были свои возможности: у нас пол-общежития шило джинсы для барахолки, так что мы сами себя одевали. Но насчет пижонства — это громко сказано. До какого-то момента Илья рядом с нами выглядел респектабельно. Как модный научный сотрудник.

— Как у вас с Ильей Кормильцевым была организована работа над песнями?

— Илья приносил папку с текстами. Работал он очень оперативно и всегда нас опережал: материала литературного всегда было больше, чем музыкального. Илья писал очень быстро. В нем был большой словесный дар — и к письму, и к устной речи. Он был прекрасным оратором.

Поскольку Илья был очень плодотворен, то его папку с текстами я сперва откладывал, потому что был не в состоянии сразу все переварить. В течение какого-то времени я пропускал через себя тексты, пытался приспособить к музыкальной заготовке. Потом наступал этап, когда Илья приходил ко мне и я ему показывал варианты песен под гитару. Он имел право сказать: это мне нравится, это не нравится, а вот об этом тексте можешь вообще забыть. Потому что Илья работал на несколько фронтов и иногда, чтобы тексты не пропадали, он их забирал.

— Вы не могли заставить Илью переписать текст?

— У меня даже мыслей таких не было. Как можно заставить человека более умного переделать то, что было им сделано в состоянии озарения? Впрочем, иногда это происходило по наитию. Так, например, получилось с песней «Я хочу быть с тобой». Я склеил эту балладу из двух текстов Ильи и показал ему уже комбинированный вариант. Его не пришлось уговаривать.

— В 1990-х, начиная с альбома «Титаник», Илья Кормильцев представлялся не только автором текстов «Наутилуса», но и продюсером группы. В чем состояла его продюсерская роль?

— Илья взял на себя функции организатора. В разные моменты существования «Наутилуса Помпилиуса» разные члены коллектива пытались брать на себя эти функции. Я вполне допускаю, что пытливый ум и плодовитость Ильи могли бы развиться и в этом направлении. Но в административном деле всегда всплывали какие-то интриги.

Например, у записи альбома «Титаник» было две стадии. Первая — питерская, когда мы записывали этот альбом с «Аквариумом». Когда Илья взял на себя функции продюсирования, мы стали записывать его в Екатеринбурге, и тут возник буреломный ряд обстоятельств. Студия, в которой мы работали, находилась на территории Свердловской киностудии. Ее в тот момент делили криминальные группировки, и мы попали в эту мясорубку. Приходишь в один день на запись — там сидит одна бригада, приходишь в другой — студия закрыта, и возле нее сидит другая бригада. Конечно, Илье как человеку интеллигентному вся эта ситуация давалась тяжело.

В первую очередь Илья хотел контролировать то, как будет звучать «Наутилус».

Он слушал очень много музыки. Он мог прийти и сказать: давайте мы тут будем делать что-нибудь похожее на Talking Heads — или высказать недовольство песней «Колеса любви». Мы это терпели, стиснув зубы, потому что нам казалось, что мы все делаем замечательно. Но у Ильи иногда случались срывы по поводу того, что все это архаика и вчерашний день.

Как продюсер Илья находил издателей и подписывал контракты, которые мы тогда себе плохо представляли. Илья изучал этот вопрос. Вид у него был убедительный — очки, крутой сократовский лоб. На некоторых представителей тогдашнего шоу-бизнеса, который варился в одном котле с криминальным миром, это производило впечатление. Вообще из Ильи получился бы хороший продюсер, но ему совершенно не стоило заниматься черной административной работой. Илья много нервничал из-за того, что кругом одни бандиты. Для него это была тяжелая индустрия, и он недолго продержался.

— Сколько неиспользованных текстов Ильи Кормильцева осталось у вас в архиве?

— Врать не буду — не считал, но штук сто точно есть. Перед отъездом в Лондон он мне передал CD-Rom, на который был сброшен его архив.

— Как вы общались с Ильей Кормильцевым в его последние дни в Лондоне?

— По телефону — это был единственный возможный вариант. Мы были в поездке по Европе, и я ломал голову, как мне попасть в Лондон. Потому что для этого мне надо было возвращаться в Россию и месяц получать визу в Англию. Удивительным образом мне помог Питер Гэбриел, который написал письма в британские консульства в Париж и в Кельн, чтобы мне дали в виде исключения специальную визу. Мы не доехали до Кельна — по дороге пришло известие, что Илья скончался.

Я разговаривал с ним буквально накануне. Он находился в состоянии человека, которому не до шуток. Он в общем-то балагур был. С ним интересно было просто пообщаться, потрепаться. А в этом разговоре я почувствовал, что он знает что-то такое, что ему не до пустословия.

— У вас есть любимый текст Ильи Кормильцева?

— Их много. Все те тексты, которые стали песнями, — они и были фаворитами. Могу сказать, что из ненаписанных песен на тексты Ильи есть несколько, которые я очень люблю. Но они не стали песнями «Наутилуса», потому что это были ранние тексты, которые Илья писал под впечатлением Боба Дилана и Дэвида Боуи. В них было по 17 куплетов — это были такие бардовские баллады. В формат новой волны они не вписывались, а период хиппи тогда уже миновал. Но я их всегда любил, и до сих пор они остаются любимыми стихотворениями. Одно из них называется «Я и мой друг». Поскольку я последнее время все дальше отхожу от формата рок-музыки, то, может быть, я все-таки сделаю на него песню. Мне уже пришло в голову несколько идей, как уложить такой длинный текст на музыку.

Вернуться к списку новостей

Новости, которые вас могут заинтересовать

Новости СМИ2

Другие статьи по тегам

{% status[currentStream]['station'] %}

{% status[currentStream]['artist'] %}

{% status[currentStream]['title'] %}

НАШЕ Радио

{% artistOther('nashe') %}

{% songOther('nashe')%}

{% track.date_formatted %} {% track.artist %} / {% track.title %}

ROCK FM

{% artistOther('rock') %}

{% songOther('rock')%}

{% track.date_formatted %} {% track.artist %} / {% track.title %}

Радио JAZZ

{% artistOther('jazz') %}

{% songOther('jazz')%}

{% track.date_formatted %} {% track.artist %} / {% track.title %}

Радио ULTRA

{% artistOther('ultra') %}

{% songOther('ultra')%}

{% track.date_formatted %} {% track.artist %} / {% track.title %}

Последние
10 песен

Закрыть
{% track.date_formatted %} {% track.artist %} / {% track.title %}