{% currentStation == 'nashe' || currentStation == 'rock' ? 'Сообщение ведущим' : 'Сообщение в эфир' %}

Отправить сообщение

Сообщение бесплатное

Если номер телефона указан неверно, сообщение не будет доставлено ведущим, а в случае победы вы не сможете получить приз

Ваше сообщение отправлено!

Авторизация через социальные сети
Вконтакте
Новости НСН

Алиса Вокс: «Я была первой женщиной, которая ушла от Шнурова»

Экс-вокалистка группировки «Ленинград» Алиса Вокс рассказала в интервью для телеканала 78 о Сергее Шнурове и неизлечимой болезни.

— Я никогда не рассматривала работу в «Ленинграде» как дело, которым я буду заниматься до смерти. Я всегда думала, что это временно, а потом я пойду что-то делать дальше. До «Ленинграда» у меня была успешная карьера: я занималась электронной музыкой и в России, наверное, достигла потолка в этой сфере, потому что дальше уже надо было выпускать альбом, который плоховато бы монетизировался. Я притормозила и подумала, что что-то хочу в своей жизни изменить. Я даже взяла месяц отпуска. И тут мне прилетает приглашение — заменить родившую Юлию Коган. И я пошла на кастинг.

— Там Сергей Шнуров был?

— Да, меня это очень удивило.

— И что вы пели?

— Я не могу назвать, это нецензурное слово, но если другими словами: песню под названием «Задолбал». Пришла я туда после ночной клубной работы, с севшим голосом. На самом деле, обязательным требованием к вокалистке было то, чтобы она не пила, не курила, не употребляла ничего запрещённого и была бы замужем или в постоянных стабильных отношениях. Также наличие загранпаспорта и визы.

— Ну, с этим понятно. Мне кажутся странными условия, касающиеся замужества и отношений.

— Дело в том, что там 20 мужиков, которые не сильно стабильные. В общем, я отвечала всем условиям и идеально подошла.

— В какой момент у вас возникло желание покинуть группу?

— Я — такой человек, на котором можно ехать очень долго, свесив ноги. Но в какой-то момент может возникнуть событие… То же самое произошло с моим мужем, мамой и Сергеем Шнуровым. Я тогда как раз начала ходить к психотерапевту, чтобы проработать травму, касающуюся отношений с мамой. Я вдруг начала понимать, что я — тоже человек. У меня, оказывается, есть достоинство, чувства, я на них имею право. И, если я переодеваюсь при всей группе, это воспринимается так, будто я распутная девка, а я, на самом деле, переодеваюсь при всей группе, потому что я себя не ценю, считаю себя колонной, предметом. Меня стало коробить, что при мне музыкант может некорректно себя вести.

— После вашего ухода Шнуров сказал следующее: «Я никому ничего не обещал. По собственной прихоти делаю из средних певичек вполне себе звёздочек. Придумываю образ, материал, продвигаю. Решаю как подать, чтобы их полюбили. Ну не совсем их, образ, конечно. Усилиями нашего коллектива мы создаём героиню мифа из ничего». Читали, видели?

— Да, конечно. Он очень много про меня гадостей сказал после того, как я ушла. Он меня в комментариях называл «шавкой», «дворнягой», говорил, что нашёл меня на помойке. Но я прекрасно понимаю, чем это вызвано. Это очень сильная обида. От него женщины никогда не уходили ни в плане работы, ни в плане отношений.

— Простите, а Матильда Шнурова?

— Это же было после меня, через год.

— То есть, вы были первой женщиной, которая ушла от Шнурова?

— Да, тем более с таким шумом. Шум весь, на самом деле, устроил Шнуров. Я поняла, что мне важна творческая реализация. В этом плане, кстати, в караоке даже петь интереснее, чем в «Ленинграде». Потому у «Ленинграда» 20 песен, которые ты поёшь изо дня в день. Я начала подготавливать свой уход в декабре—январе, начала искать кого-то на своё место.

— Значит, Шнуров после того, как вы ушли, начал себя некрасиво вести. А в коллективе он не переходил грани?

— На самом деле, у нас последние полгода были достаточно тяжёлые отношения. У нас начались качели. Он предлагал мне записать сольный альбом, стать главным проектом и вывести меня в солистки группы. К последнему, кстати, я всегда относила настороженно, потому что понимала, что за этим последует.

— При коллективе он позволял вести себя как-то неприлично?

— Да. Кричал на меня матом не по делу. Например: «Ты всё время копаешься в мобильном телефоне», — а у меня тогда шёл бракоразводный процесс, и я не могла этого не делать. Причём он знал о моих проблемах. Он знал, что у меня были серьёзные проблемы со здоровьем в виде аутоиммунного заболевания, которое можно контролировать и с которым можно жить. Оно не влияет на качество жизни, просто немного устаёшь. Нет, сейчас оно в ремиссии стойкой, но на тот момент оно было в пиковой фазе и рисковало перейти в опасную. Он знал об этих проблемах, но всё равно плохо себя вёл.

Смотрите также:

Экс-вокалистка «Ленинграда» Алиса Вокс резко ответила всем, кто просит ее вернуться в группу.

Вернуться к списку новостей

Новости, которые вас могут заинтересовать

Другие статьи по тегам

{% status[currentStream]['station'] %}

{% status[currentStream]['artist'] %}

{% status[currentStream]['title'] %}

НАШЕ Радио

{% artistOther('nashe') %}

{% songOther('nashe')%}

{% track.date_formatted %} {% track.artist %} / {% track.title %}

ROCK FM

{% artistOther('rock') %}

{% songOther('rock')%}

{% track.date_formatted %} {% track.artist %} / {% track.title %}

Радио JAZZ

{% artistOther('jazz') %}

{% songOther('jazz')%}

{% track.date_formatted %} {% track.artist %} / {% track.title %}

Радио ULTRA

{% artistOther('ultra') %}

{% songOther('ultra')%}

{% track.date_formatted %} {% track.artist %} / {% track.title %}

Последние
10 песен

Закрыть
{% track.date_formatted %} {% track.artist %} / {% track.title %}