Закрыть
06.11.2015

Александр Васильев: У нас есть гипер-хит, но мы его опубликуем когда мы все кончимся!

13 ноября в столице состоится Ваш концерт. Расскажите чуть поподробней что там будет?

Мы завершаем наш тур «Резонанс», и, соответственно, завершаем его в Москве. И в Питере и на дальнем Востоке будем играть такой дикий микс из старых и новых вещей.

Сейчас модно устраивать что-то в роде перфоманс устраивать, какие-то видеоинсталляции, картинки, что-то будет?

Без сомнения, конечно, ну экраны присутствуют на концертах всех групп последние там 10-15 лет, даже если у тебя не подготовленное видео, но ты можешь изображение группы транслировать, это тоже оживляет, особенно для тех, кто сидит на высоких трибунах наверху далеко-далеко.

Александр, какую книгу сейчас читаете, какие литературные произведения наиболее вами любимы, кто из них влияет на вас?

Надо выложить на сайте список литературы. Да, Но времени, чтобы составить этот список, чтобы всех вспомнить со всеми произведениями – это, знаете, как альбом записать, наверное. Последние годы времени читать нет, и, более того, в какой-то момент и тяга к этому уже исчезла. Потому что я понял, ну я нахожусь уже в таком возрасте, когда надо самому писать больше, чем читать чужое. И тенденция такая, но, тем не менее, конечно, я в литературу захожу очень часто.

Слышали новость, что тексты Васильева включат в новую школьную программу по литературе в старших классах, как вы к этому относитесь?

Абсолютно спокойно, Вы понимаете, эти люди, я не знаю чем они руководствуются, но если это все с благими намерениями, то ради бога почему бы и нет.

Ну, вот я так понимаю, что литература вас пока уже удивить нечем не может?

Не-не, любая сфера искусства, время от времени меня все равно удивляет, я просто говорил о том, что меня удивляет собственность товарищей, время от времени, которые пишут дикие аранжировки к новым песням, у меня голова в основном этим занята.

К творчеству молодых музыкантов, наверняка, же просят люди у вас прослушать их песни, дать рецензию. Попадается иногда что-то вот интересное, что заслуживает внимания?

Я слушаю все, что приходит, но никому не отвечаю, никому и никогда, это железное правило такое, потому что если хоть один раз вступишь в переписку, то потом все! Ты никогда не отделаешься от него. Я не знаю, что происходит. Возможно, действительно какая-то пауза идет, но любая пауза рано или поздно обязательно закончиться и, возможно, закончится, так сказать, взрывом новых имен. Конечно хочется, очень хочется.

А самому не хотелось бы вот взять и вырастить молодое поколение, открыть школу например?

Нет, это бесполезно, бесполезно, ребята! Этому не научишь и не объяснишь ничего. Это либо дано, человек сам к этому приходит, объяснить это невозможно. Обучить музыке возможно, есть же музыкальные школы, я имею ввиду, создавать собственные произведения, как ты объяснишь?

На что бы еще хотелось тратить свободное время? Если все время вы отдаете музыке, а если остается свободное время, чему? Спорту?

Нет, не все время музыке. Семья – она всегда на первом месте, но дело в том, что группа это тоже семья. Не семья, а клан, по крайне мере, вот, собственно, эти две главные вещи в жизни есть. Ну, есть, конечно, какие-то хобби: спорт, футбол и рыбалка, путешествия. Мы, время от времени, в футбол играем, есть велосипед, есть лыжи в зимой – это хватает.

Вот кстати наши слушатели интересуются: Александр Георгиевич, с любимым рай в шалаше?

Да-да, конечно!

Еще у нас спрашивают: Вы говорили, что из последних, просмотренных вами сериалов, вам понравился сериал «Фарго», второй сезон начали уже смотреть?

Не, я не говорил про «Фарго». Наоборот, мы обсуждаем – какая-то там дурацкая концовка. Что весь сериал уходит в пустую банальную концовку, в конце кроме дикой злобы и раздражения ничего. Мне хотелось бы неожиданной концовки всегда, вообще если говорить о сериалах, то есть один идеальный сериал, он один только в мире, он называется «Летающий цирк Монти Пайтона». И больше нет ничего. Все остальное, по сравнению с ним, это какие-то жалкие детские картинки. Они поменяли мышление всему человечеству и нашей группе в том числе.

Доставляет вам удовольствие материться?

Никакого, я считаю, что мат – это заболевание внутренних органов, которые заставляют человека материться, то есть надо лечиться от этого.

Однажды в одном из интервью, ты сказал, что в шоу на концертах нуждаются те группы, у которых слабый материал, а вот что вы скажете спустя столько лет на эту тему?

Я до сих пор так думаю. Если у людей слабый материал, его надо оформлять как-то визуально, приглашать подтанцовки, вешать экраны. Ну, мы знаем по советской и российской эстраде все это, да, если он выходит – он выходит не один, а с тринадцатью и они начинают там плясать, пытаясь спасти программу.

А представьте если у вас на концерте, вы с гитарой и еще 13 женщин голых? Сейчас прекрасная идея родилась.

Ну, вот это в стиле Монти Пайтона, это нам подходит. Заметьте, это идея у вас родилась, а не у нас.

Еще вот такой вопрос интересный: Инна Желанная подняла в Facebook’е, с одной стороны публика от музыканта требует новых песен, а с другой стороны на концертах хотят слушать старые проверенные хиты. Вот как с этими быть?

Ну, разные моменты бывают в жизни. Скажем, год назад мы поехали в тур «Резонанс» и играли песни только с альбома «Резонанс» в основной части концерта. Потом выходили на полторы минуты отдохнуть, возвращались и играли там семь-восемь старых вещей. Сейчас концепция немного поменяется, сейчас мы сразу начнем играть старые и новые вещи вперемешку, потому что они выровнялись для нас, новые со старыми ближе стали к друг другу.

Александр ваши песни такие мистические, а у вас у самого мистические события были в жизни?

У любого человека были мистические события в жизни, и меня, видимо, это не избежало. Естественно, вспоминается, оно всю жизнь будет вспоминаться, причем некоторые вещи с ужасом, некоторые с восторгом. Жизнь полна мистики.

Александр, а кто был кумиром у Вас в детстве?

Никто. Не знаю, не достался мне кумир по детству. Нет, ну, естественно это в каком-то возрасте происходит, ну как сказано не любите кумиров, ну зачем? Бывают любимые люди – это, совершенно, другое. Вы в кого-то влюбляетесь, а это, может быть, художник, поэт, музыкант. Вы в его творчество влюбляетесь. Ну, так любить кумира – зачем? Это потеря времени.

Александр, вы себя считаете интеллигентом? А что вы понимаете под понятием интеллигентности?

Ну, да это вопрос серьезный. Ну, я бы так сказал, что есть отдельные интеллигентные люди, которым нравятся выходить за рамки интеллигентности просто из озорства, из шалости, из наглости, просто потому что они художники. Художникам вообще нравится ломать любые стереотипы, любые рамки.

Спрашивают про гипер-хит.

Я только что рассказал, что у нас есть гипер-хит, но мы его опубликуем только тогда, когда мы уже все кончимся через много лет.

А какая у вас любимая группа или песня, вот сейчас на данный момент?

Ну, слушайте! Столько много новых песен появилось в последнее время, и столько новых аранжировок, что на чужую музыку у меня не было просто времени. Вы меня всегда в тупик ставите, вы думаете что все музыканты они одновременно критики, которые слушают всегда музыку, просто мне это не нужно, зачем? Все, что нужно я отслушал, когда был ребенком, я набрал определенный багаж, теперь могу писать сам. Ну, вот этот определенный багаж, который вы накопили в юности, он с годами не скудеет, не теряется, а растет, он как тесто внутри вас, пополняется знаниями и потом очень помогает вам в жизни.

Пишите ли вы картины или уже нет?

Пару лет ничего не писал, ну просто не было времени на это. Ну и, все-таки, классическая традиционная живопись на холосте маслом, это, все-таки, дела средневековые и должны были закончиться в ХХ веке точно уже. Потому что если сейчас уже писать картины, то надо писать лазером по небу, а не кисточкой по полотну.

Поступали какие-нибудь интересные предложения? Например, Александр, продайте свою гитару, продайте черновик песни?

Понимаешь, подобные вещи вызывают интерес на западе, потому что там общество в смысле сытости на порядок на два – на три пожирней, чем наши. И сейчас просто нашим людям не до того, чтобы покупать гитары у кого-то, тут выжить бы.

Есть ли у вас самое приятное любимое вами место в Питере, в которое хочется приходить всегда?

Да дом родной. Я домой всегда хочу, вот сейчас сижу в Москве и хочу так домой. Вся семья ждет, конечно.

А можно мне, как женщине интересно: вот вы же отец, муж, глава семьи, значит должны выносить мусор, пылесосить полы?

Кто вам это сказал? Почему? Закон это запрещает делать это мужьям.Вы знаете, когда у вас в семье все хорошо, а обязанности не давят, выбрасываю мусор, конечно, но как-то все это по ходу делается, все так быстро. Вы понимаете, любой художник ненавидит быт, ненавидит, вот эти походы в магазины, все квитанции, оплаты, банки, да гори оно все огнем. Слава богу, у меня есть хоум-менеджер, родной человек по этой части, который все это взял на себя.

А вот у вас же маленькие еще сыновья, чему вы их уже научили?

Ну, как вам сказать? Вроде бы мы специально детей ничему не учим, мы общаемся с ними, мы живем с ними, мы играем с ними, и как бы играя, они чему-то учатся. Учи, так сказать, не уча, а играя, и тогда ребенок научится, а если требовать чего-то от ребенка, ну-ка выучи, ответь быстро, у него сразу возникает защитная реакция. Почему дети ненавидят школу? От них требовать начинают, а если им это не надо? Кто защитит права маленьких людей? Я с детства ненавидел школу, как и институт. Детей туда сгоняют всех вместе, из разных семей, из разных социальных слоев, с разными интересами, дают им одну тетю на всех, и мне было смертельно скучно учиться в школе.

Сейчас стало модно играть рок-н-ролльные концерты с оркестрами, как вы на такую возможность смотрите для группы «Сплин»?

Это можно сделать. Мы просто такая буйная и неуправляемая группа, нам сложно договорится с оркестром чтобы играть в нас. Да, ну и плюс еще очень много песен, это надо сидеть, все расписывать. Партитуры, тоска бухгалтерская, этим неохота заниматься.

А кто у вас в группе ответственный за написание партитуры, кто расписывает всю эту разблюдовку?

Смотрите, как делается обычно, я приношу готовую песню, начинаю играть. Леша с Димой барабаны с басом, соответственно, сразу ритм сердца подхватывают, дальше пишет Вадик гитару, то что ему в голову приходит. Поверх этого пишет Коля ,он ищет пустые места, где Вадик останавливается и надо вписать клавиши. Чтобы все перекликались с друг другом и все, дальше я вписываю голос и бэки. Иногда песня вылетает за 45 секунд, просто мгновенно, ну, а иногда требует долгого написания и долгой редакции, по-разному бывает. Потом с ней надо переночевать, с этой мыслью, с новой песней, и послушать ее с утренним ухом, и, как правило, бывает все недостатки утром и всплывают. А писать пьяным – это исключено.

Вы работает вместе, на концерте ездите вместе, а вот в жизни вы дружите, продолжаете выпивать, гулять?

Ну, мы не выпиваем. Конечно, дружим. Зачем выпивать? Мы собираемся на студии, это гораздо веселее – похмелья нет, за руль садиться можно. Мы питерская группа, мы очень часто ездим все вместе в Финляндию на рыбалку, снимаем там огромный дом или два дома рядом на берегу озера, и берем, скажем, три лодки моторные и живем там 3,4 ,5 дней, неделю. Смотря как по времени у всех.

Кем бы Вы встали, если бы не связали бы свою жизнь с музыкой?

Мне сложно сказать, тем более что наша жизнь пришлась на перестройку. Тем более, когда перед глазами маячила тока очень скучная схема: пойти в институт, получить высшее образование, потом тебя запрут в каком-нибудь конструкторском бюро, в этом страшном месте, меня трясло от этой мысли. Было жутко. И вдруг в 1985 году, когда вышел Горбачев, причем у нас урок отменили, и тут выходит Горбачев и говорит: «Все меняем!». И таким ветром новым подуло из окна, и я подумал, что все сейчас это и сбудется, сейчас все можно будет играть легально, все это будет существовать, и так и сбылось и для меня это сказка конечно. Потому что для меня с детства сложилась схема, если я буду рок-музыкантом, то я буду работать где-то сторожем, быть в подполье.Быть в андеграунде или в подполье, то есть быть в каком-то смысле диссидентом в собственной стране.

А вы думали, что вы вот возьмете и уедете в Париж жить?

Не-не! Париж, там скучно, я был в Париже один раз, я сбежал оттуда. Вот LA (Лос-Анджелес) поприятней, чем Нью-Йорк, и климат и все остальное, но все равно нет! Лучше всего в Питере!

Фотограф Анна Ульянова.

×