Подкасты
Меню Магазин
Закрыть
10.10.2019

Путеводитель по дискографии группы «Алиса»

Музыкальные критики Ефим Мутабор и Ромуальд Панцерфауст составили для издания «Нож» исчерпывающий путеводитель по 21 альбому Кинчева сотоварищи: рассказали, чем хороша или плоха каждая из пластинок и оценили их по десятибалльной шкале.

Мнение редакции НАШЕ может не совпадать с мнением авторов.

 

1. Энергия (1985)

Ефим Мутабор: В 1999 году я потащил мамку в моднейший магазин «Партия» с целью купить кассетный плеер. Так как мой музыкальный кругозор в тот момент ограничивался клипами Влада Сташевского, которые крутили на канале 2×2, кассеты за меня выбирала именно она. Среди прочего ее выбор пал и на альбом «Энергия». Кроме песни «Мое поколение» мне на нем ничего не нравилось и не нравится (разрешаю плюнуть от злости в монитор).

Из плюсов — я понял, что на свете есть музыка помимо Шуры и Сташевского.

Оценка: 4

Ромуальд Панцерфауст: Дебютный альбом «Алисы» — шедевр советского нью-вейва. Ленинградская школа звукозаписи прыгнула выше головы: люди большого энтузиазма и таланта вроде Андрея Тропилло на собранном с миру по нитке оборудовании делали саунд не хуже (если не лучше) многих западных образцов, а материальная бедность обернулась их духовным богатством.

Но главное, конечно, не это, а мастерские тексты, мелодизм и артистическая интуиция Константина Кинчева: зацикленный на самом себе (рок-звезда, обычное дело), он запел от имени целого поколения, глотавшего воздух перестроечной свободы. Резко индивидуализированное «я» («Я меломан») и расплывчатое «мы» («Мы вместе!») в «Энергии» сменяют друг друга в безумном калейдоскопе образов, для полноты эффекта приправленном цитатами из литературной классики. Коктейль получился гремучий, но убедительный — такое одобрили и ребята с нашего двора, для которых песни БГ оставались набором непонятных слов, и люди поинтеллигентнее, так что и нам с вами выпендриваться нечего. Как-никак, а нелепой игре отдано уже две тысячи тринадцатых лун (если не больше).

Оценка: 10
 

2. Блок Ада (1987)

Ефим Мутабор: Поскольку в тринадцать лет я решил, что я панк (кажется, после репортажа в программе «Намедни» про группу Sex Pistols), то альбом «Блок Ада» я слушал уже гораздо чаще. Помню как шел домой после очередного бухалова в подъезде и орал «Красное на черном», чувствуя себя СВЕРХЧЕЛОВЕКОМ. Еще помню, что спорил с панком из школы на пару классов старше, доказывая: КИНЧЕВ ЭТО ТРУ ПАНК, А КИШ ВАШ ЭТО ДЛЯ ДЕВОК.

Каждый должен в двенадцать-тринадцать лет попить винца в подворотне и хотя бы ненадолго полюбить эту пластинку.

Оценка: 9

Ромуальд Панцерфауст: Нововолновая «Алиса» закончилась так же внезапно, как и взлетела на советский рок-небосклон: после неудачной попытки продолжить в том же духе, Кинчев сотоварищи утяжелили звучание — впоследствии лидер группы назовет это «хард-панком». Советская история стремительно подходила к концу, тематика песен Кинчева стала социально-политической (glasnost делала свое дело), но также в ней усилились неоязыческие и ницшеанские мотивы. Особенно заметно это в главном шлягере «Блок Ады», песне «Красное на черном» — ее текст напоминает пропущенную через советскую мясорубку книгу Ницше для всех и ни для кого. Те, кто считает советских рокеров слишком прямолинейными и предсказуемыми, возможно, просто не в состоянии оценить градус накала подобных строк: «И в груди хохотали костры, и несли к небесам по радуге слез, / Как смирение — глаза Заратустры, как пощечина — Христос». Учитывая масштабы популярности сабжа в конце 1980-х, можно предположить, что все это в какой-то момент отдавало настоящим священным безумием.

Оценка: 10
 

3. Шестой лесничий (1989)

Ефим Мутабор: Третий альбом Алисы я купил чисто из-за обложки (если бахнуть там темный фон, то будет отличная обложка для technical death metal). Альбом нормально слушается и по сей день, вряд ли возникнет желание послушать его целиком, но песня «Аэробика» шарашит на отлично в любой ситуации.

Оценка: 8

Ромуальд Панцерфауст: «Шестой лесничий» стал логичным продолжением «Блок Ады» как в плане звучания (хотя оно смягчилось и стало менее хард-роковым), так и в плане содержания текстов (первые четыре песни — сугубая, хотя и обаятельная антисоветчина). С другой стороны, эта же пластинка ознаменовала переход Кинчева к оголтелому неоязычеству, поражающему воображение по сей день (см. ниже, альбом «Шабаш»). Пантеистическую меланхолию «Осеннего солнца» сменяет солярное неистовство песни «Солнце за нас», чтобы затем и то и другое слилось и достигло кульминации в натурфилософском «Стерхе». А музыку для огнепоклоннического «Театра теней» Кинчев почти полностью позаимствовал из великой Kyoto Song Роберта Смита, но на обложке альбома не стал сообщать об этом завидном соавторстве, которое сделало бы честь всякому.

Оценка: 10
 

4. Ст. 206 ч. 2 (1989)

Ефим Мутабор: Поставил бы этот альбом рядышком с «Блок Адой», потому что это тоже про пить крепкое пиво во время весенних каникул. На самом деле с этого альбома помню хорошо «Все это рок-н-ролл» (потому что там есть слово «пидорасы») — остальное это мой нелюбимый поздний советский рок с дудками бесячими.

Оценка: 2

Ромуальд Панцерфауст: Проходная пластинка, составленная из «разного» (самого Кинчева там только четыре песни) и выпущенная спустя пять лет после записи. Специфическим названием альбом обязан известному инциденту 1987 года: Кинчева тогда обвинили в том, что он вместо «Эй, ты, там, на том берегу» спел на одном из концертов «Хайль Гитлер на том берегу» (здорово придумали), и пытались засудить по статье 206, ч. 2 («Злостное хулиганство»). Дело в суде лидер «Алисы» выиграл, но осадок, конечно, остался.

Оценка: 3
 

5. Шабаш (1991)

Ефим Мутабор: Уважаю. Если вы вдруг выросли на песнях Лил Пипа и решили начать слушать «Алису» — самое оно. Был однажды на концерте «Алисы», всем советую.

Оценка: 9

Ромуальд Панцерфауст: «Шабаш» — по мнению многих magnum opus «Алисы», первый (и, безусловно, лучший) двойной концертник в истории русской рок-музыки. Сравнивать его уместнее с The Wall, чем с Made in Japan: альбом очень концептуальный, хотя некоторые представленные на нем песни выходили прежде. Грандиозное звучание «Шабаша» объясняется не только тем, что «Алиса» в 1990 году подобралась к вершине творческой Ай-Петри: большую роль сыграла последующая студийная обработка записанного в живую материала: например, были полностью перезаписаны клавиши, а также вокал (кроме песни «Все это рок-н-ролл»), но дух концертного угара при этом не истончился. С точки зрения содержания «Шабаш» — кульминация кинчевского неоязычества. Антисоветские агитки остались в прошлом, и лирический герой Кинчева уже не ведет безъязыкую толпу на штурм красной гадины. Теперь это обыкновенный постсоветский сверхчеловек: он то пляшет с чертями и ведьмами вокруг костра на опушке леса, то плывет на рассвете в утлой лодчонке по залитой густым туманом реке, то бредет куда-то лунной ночью по колено в снегу под вой волков. Интересно, что квазиязыческая образность Кинчева чисто интуитивная, она лишена какой бы то ни было конкретики, и вы не найдете у него ни Перуна с Даждьбогом, ни даже завалящей Велесовой книги, и слава Богу, ведь иначе вместо русской «Стены» вполне бы мог получиться цирк с конями.

Оценка: 10+
 

6. Для тех, кто свалился с Луны (1993)

Ефим Мутабор: Хороший альбом «Алисы» по двум причинам:
1.Мощная облога с чортом и модным партаком Кинчева.
2. Песня «Пасынок звезд» c не менее модным гитарным соло.

Оценка: 8

Ромуальд Панцерфауст: Не лучшая, но очень хорошая и, пожалуй, недооцененная пластинка «Алисы». Звуком на ней рулил тот же человек, что и на «Шабаше», поэтому в ней тоже чувствуется эпический размах, но уже не с таким оголтелым чертобесием. Общая интонация альбома скорее тревожно-меланхолическая — возможно, все дело в том, что бытие определяет сознание, и в 1993 году прыгать с русалками через костры Кинчеву хотелось уже не так сильно (впрочем, судя по обложке, все-таки еще хотелось). Особенно хороша заглавная песня, совершенно завораживающая.

Оценка: 9
 

7. Черная метка (1994)

Ефим Мутабор: Мощный альбом с почти ХЕВИ-МЕТАЛОМ.

Не знаю, почему «Черная метка» прошла мимо меня во времена увлечения «Алисой» (я купил тогда на «Горбушке» всю их дискографию на двух mp3-дисках и слушал каждый день). Главное, что в альбоме есть песня «Атеист», которая звучит почти как песня «Рашн Водка» «Коррозии Металла» (потому что на гитаре играет Боров из нее) и на которую есть сатанинский клип с Кинчевым в корпспейнте и шляпе как у лепрекона.

Оценка: 10

Ромуальд Панцерфауст: Самый мрачный и во многом поворотный для группы альбом по ряду причин. В 1993 году погиб гитарист «Алисы» Игорь Чумычкин, вскоре после этого группу покинул его друг Андрей Королев, клавишник. Другого гитариста музыканты брать долгое время не хотели, но в конце концов позвали Сергея «Борова» Высокосова, который продолжал при этом играть в «Коррозии Металла». В результате посвященная памяти Чумычкина «Черная метка» стала самой тяжелой пластинкой «Алисы», и в то же время по понятным причинам крайне серьезной, а уровень ее адовости и беспросветности легко оценить по клипам с чертовскими рожами и летающими шприцами. Однако проблемы с наркотиками были и у лидера группы — справиться с ними ему помогла православная вера. Кинчев крестился в 1992 году, и в том же 1994-м, когда вышел этот альбом, избавился от наркозависимости, чему можно только порадоваться, но история группы в итоге отчетливо распалась на «до» и «после» «Черной метки».

Оценка: 10
 

8. Jazz (1996)

Ефим Мутабор: Если вы слушали «Наше Радио» в начале и середине 2000-х, то точно слышали лирические песни Кинчева (которых тут целых четырнадцать). Альбом мне сильно нравился, когда я был наивным подростком, а сейчас заходит только на кухне под водочку в соло (особенно хорошо лиричный Кинчев идет, если тебя баба бросила, но на самом деле ты ее никогда особо не любил, но хочется выпить водки и послушать русский рок с грустным лицом).

Оценка: 6

Ромуальд Панцерфауст: На момент выхода этот альбом звучал неплохо, но спустя годы его недостатки стали гораздо более очевидными. Сама по себе идея записать песни, которые Кинчев сочинил еще в начале 1980-х и исполнял на квартирниках, уже была сомнительной — ведь столько лет прошло, а они все еще не понадобились, ну и зачем. Тексты похожи на пресноватую смесь ранних Гребенщикова и Макаревича, звук более-менее никакой, название альбома совершенно чудовищное (интересно, кстати, почему так же энигматично озаглавила пластинку 1978 года группа Queen, ведь даже в английском языке полно разных других слов).

Оценка: 4
 

9. Дурень (1997)



Ефим Мутабор:
Образец русского рока 1990-х из палаты мер и весов русского рока.

На диске изображен Константин Кинчев с выставленными вперед руками, над которыми написано название альбома. При снятии диска на задней части обложки обнаруживается та же фотография на фоне горящего города, а над руками уже цитата из кодекса Хаммурапи: «Посмотришь на него — человек как человек, а внутри — город, дымящийся в руинах».

Оценка: 6

Ромуальд Панцерфауст: Крайне неудачная, но симптоматичная работа: Кинчев стремительно правел, жизнь в стране оставалась сумбурной, что-то происходило со звукозаписывающим оборудованием и подходом к звукозаписи — уже в следующем, 1998 году, торжественно запустится «Наше радио» и наплодит вскоре тысячи бессмысленных и одинаково звучащих «рок-групп». «Алиса» успела записаться с примерно таким же пресным саундом, когда это еще не было модным. Опять не задалось дело и с названием: «Дурень», на альбоме присутствует песня «Дурак и солнце» (огромная и нескладная), а на «Черной метке» была песня «Дурак» (хорошая) — ладно-ладно, мы уже все поняли. Непонятно зато, с какой целью было перезаписано «Осеннее солнце» с «Шестого лесничего» (от добра добра не ищут), ну а про песню, в которой сообщается, что «Рок-н-ролл — это не работа, рок-н-ролл — это прикол», и говорить, пожалуй, не стоит. Единственная на что-то похожая песня, «Все решено», по-видимому была написана в пику недостаточно православной песне «Все в наших руках» с «Шабаша», но конкуренции с предшественницей не выдержала.

Оценка: 2
 

10. Солнцеворот (2000)

Ефим Мутабор: Можно не слушать ничего, кроме песни «Православные». Еще свастоны на обложке есть. На этом все.

Оценка: 5

Ромуальд Панцерфауст: Удивительным образом этот альбом оказался на голову (если не на две) лучше предыдущего, хотя обложка ничего хорошего не предвещала: название как у альбома «Гражданской обороны» 1997 года, новый уродливый логотип (из-за старого решил посудиться нарисовавший его художник). Тем не менее новое примодненное на тогдашний лад звучание коллектива с использованием электроники и прочих компьютеров внезапно оказалось пускай не грандиозным, но совсем не вымученным (к слову, довольно похоже, и тоже недурно, звучит выпущенный в том же 2000 году альбом Brutal Planet любимого Кинчевым Алиса Купера, но по-видимому они просто оба наслушались Mechanical Animals Мэрилина Мэнсона, что не только не зазорно, но даже похвально). В плане содержания песен кинчевский винегрет начал приобретать несколько пугающий вид: к посконной натурфилософии, индивидуалистическому героизму и ниспровергательскому резонерству (в альбом вошли две остросоциальные песни из начала 1990-х, «Звезда свиней» и «Повелитель блох») добавилось православное миссионерство и специфические консервативные взгляды, почерпнутые из не вполне очевидных, но, по-видимому, экзотических источников. Рано или поздно такая гремучая смесь грозила привести к эксцессам посущественнее, чем загнутые влево крестики на обложке, и так оно вскоре и вышло.

Оценка: 6
 

11. …Танцевать (2001)

Ефим Мутабор: Снова лиричный Кинчев, но с модным звуком.

Из обязательного во время прослушивания: сесть на рандомную электричку и выйти погулять в не менее рандомном поле под «Веретено» (желательно немного пьяным).

Оценка: 4

Ромуальд Панцерфауст: Еще один крайне неровный альбом, составленный из песен разных лет — начинается он с песни, готовившейся для «Джаза», и поэтому его сразу хочется выключить и больше никогда не включать. Тем не менее, «Веретено», конечно, хитяра, а заглавная ницшеанская песня 1986 года, в которой есть знаменитая строчка «Полупаук-полулебедь, я шагнул в ночь», вообще шедевр, жалко только старая акустическая версия в разы мощнее альбомной.

Оценка: 4
 

12. Сейчас позднее, чем ты думаешь (2003)

Ефим Мутабор: Этому альбому можно сказать спасибо за то, что существует песня «Небо Славян», которую надо всегда включать как можно громче, когда в 5 утра приходишь домой.

Тема православия, третьего пути и божественного происхождения славян раскрыта на 10 из 10.

Константин Кинчев, снимаю шляпу.

Оценка: 10

Ромуальд Панцерфауст: С выходом этого альбома «Алисы» возникло стойкое ощущение, что поезд прибыл и просьба освободить вагоны: песни про Русь, апокалипсис и антихриста, сочиненные не без влияния иеромонаха Серафима (Роуза) и все того же Мэрилина Мэнсона, обложка в стиле «шапочка из фольги» и еще много отличных творческих находок, включая вошедшую во второе издание пластинки песню «Грязь». С другой стороны, не любить песню «Небо славян» невозможно. Вскоре после выхода альбома группу покинули ее основатели Андрей Шаталин и Михаил Нефедов. Видимо, они все-таки не выдержали этой смертной любви, и в их отсутствие начался тот самый цирк с конями, о котором уже заходила речь выше.

Оценка: 2
 

13. Изгой (2005)

Ефим Мутабор: Кинчев продолжает лабать модный хеви метал рок.

Одна и та же шутка, повторенная дважды, не становится смешнее, к сожалению.

Единственная хорошая песня — «Rock-n-roll крест», но до «Неба славян» не дотягивает.

Оценка: 1

Ромуальд Панцерфауст: Про этот альбом сказать решительно нечего.

trong>Оценка: 0
 

14. Стать Севера (2007)

Ефим Мутабор: Можно смело пропускать.

Единственный способ применения: играть под этот альбом в славянские диаблоклоны типа «Златогорья» и серии игр «Князь» для погружения в атмосферу русского мира.

Оценка: 0

Ромуальд Панцерфауст: О чем невозможно говорить, о том следует молчать.

Оценка: 0
 

15. Пульс хранителя дверей лабиринта (2008)

Ефим Мутабор: Самое лучшее в этом альбоме это история про хранителя лабиринта (но вам я ее не расскажу). Впечатление от альбома не портят даже зашифрованные послания в начале каждой песни (Кинчев говорит задом наперед афоризмы — привет Чарли Мэнсону и Helter Skelter).

А еще тут впервые у Кинчева (вроде бы) в лирике появляется слово «алгоритм» (во мн. ч.).

Оценка: 7

Ромуальд Панцерфауст: Был у меня один приятель, поэт, неплохие стихи сочинял. Как-то раз он написал поэму под названием «Руки дочери врага народа». Так вот, мой приятель иронизировал, а Константин Евгеньевич, судя по всему, нет. Такая вот история интересная.

Оценка: 0
 

16. Ъ (2010)

Ефим Мутабор: Сначала думал что это альбом про газету «Коммерсантъ» (ну всякое бывает).

Как говорят музыкальные критики, «дежурное высказывание Константина Кинчева о ситуации вокруг, месте русского человека в этом мире и православии».

Добавить нечего, так считаю.

Оценка: 2

Ромуальд Панцерфауст: Здравствуйте всем привет.

Оценка: 0
 

17. 20.12 (2011)

Ефим Мутабор: Полная шляпа.

Оценка: 0

Ромуальд Панцерфауст: В этом альбоме меня заинтересовала только одна вещь: заглавная песня — кавер на песню немецкой индастриал-готик-рок группы Unheilig Für Immer, для которой Кинчев сочинил собственный текст (как в лучшие времена для Kyoto Song). В плане творческого метода очень похоже на то, как Пророк Санбой перепел одну из песен популярной группы The Sisters of Mercy.

Оценка: 0
 

18. Саботаж (2012)

Ефим Мутабор: Полная шляпа часть два. Слушать просто невозможно.

Оценка: 0

Ромуальд Панцерфауст: Слава России.

Оценка: 0
 

19. Цирк (2014)

Ефим Мутабор: Альбом «Цирк» это «польский шутер» от дискографии «Алисы». Возникает подозрение, что уже третий альбом вместо Кинчева записывает нейросеть.

Оценка: 0

Ромуальд Панцерфауст:

Оценка: 0
 

Ефим Мутабор: Нейросеть продолжает бушевать.

Оценка: 0

Ромуальд Панцерфауст: Здравствуйте всем привет.

Оценка: 0
 

21. Посолонь (2019)

Ефим Мутабор: После четырех альбомов, написанных нейросетью, и интервью Дудю Константин Кинчев вышел из музыкальной комы и записал чуть ли не лучший альбом «Алисы».

Лирика полна вековой славянской мудрости, северной стати голого торса Кинчева и слова «алгоритм». Все как мы любим.

Был бы я пичфорком, смело бы выдал шеврон BEST NEW MUSIC.

Оценка: 10

Ромуальд Панцерфауст: Если в 2019 году кто-то и ждал от «Алисы» хорошего альбома, то точно не я. Включил скорее для проформы, но потом услышал первые строки песни «Посолонь» — «Я надежда всех начал, я алгоритм расплаты» — и понял, что вот оно, наконец-то. Новая пластинка КАЧАЕТ, «Алиса» воспряла как феникс из пепла, и дело не в очередном сверхуспешном краудфандинге (в этот раз на запись альбома удалось собрать совсем уже нечеловеческую сумму — 17,5 миллионов рублей), а в том, что место двух гитаристов, игравших на предшествующих нейросетевых альбомах, занял молодой музыкант Павел Зелицкий, который взял и сделал все как надо, записав все гитарные партии самостоятельно (к счастью, клавишник в «Алисе» не меняется уже почти двадцать лет: оценить его творческий вклад не берусь, но зато его зовут Дмитрий «Ослик» Парфенов). Так держать, спасибо, Константин Евгеньевич. Мы идем посолонь.

Оценка: 10

×