Подкасты
Меню Магазин
Закрыть
11.06.2019

Тилль Линдеманн уехал на 3 недели на дикую природу

Вокалист группы Rammstein Тилль Линдеманн и его друг из группы Kelly Family Джоуи Келли рассказали о захватывающей поездке на Юкон в Канаде. Три недели они сплавлялись по реке и жили в палатке. Работали веслами по 8-10 часов в день. Несмотря на высокую физическую нагрузку, во время поездки родились новые песни.

— Три недели одиночества. Что вы искали на Юконе? Что нашли?

Джоуи Келли: Это был увлекательный отпуск в одном из самых невероятных и захватывающих мест в этом мире.

— Что для вас значит природа?

Линдеманн: Джоуи как-то сказал, что он никогда не сможет сидеть в джипе, ехать мимо природы и просто наслаждаться зрелищем. Визуальный ряд стимулирует для него физические вызовы. Я, напротив, занимаясь экстремальными видами спорта, не могу, как он, обращать внимание на природу или визуальные события, потому что я такой тип, который едет по панамериканскому шоссе из Коста-Рики в направлении Панамы и рассматривает все из машины. Поэтому для меня это путешествие на Юкон было необычным. За исключением нескольких медведей и волков, там трудно еще кого-то встретить, это будоражит. По дороге мы видели двоих охотников, которые расставляли капканы. И больше ни души.

— О Вас рассказывают, что вы регулярно выезжаете из Берлина за город, чтобы обрести покой.

Линдеманн: Я вырос за городом, и у меня очень сильная связь с природой. Я люблю рыбачить, охотиться. Это архаический опыт, к которому мне нравится обращаться снова и снова. Когда я слишком долго нахожусь в городе, мне начинает этого не хватать.

— Вы привезли новые тексты с Юкона? Меняется ли ход мыслей в такой обстановке?

Линдеманн: Да, конечно. На лодке у меня постоянно приходили в голову различные мысли, но по глупости я не взял с собой диктофон, автоматически переходящий на голосовой режим. Потом я пробовал по вечерам записать все, что еще мог вспомнить. Иногда мы проводили в пути от восьми до десяти часов.

— Как распределялась работа на лодке?

Линдеманн: Джоуи сидел впереди и все время вкалывал. Я сзади и лишь иногда подруливал. Джоуи был машиной. И в основном в это время осматривал окрестности. Бывало, что мы часами не произносили ни слова, но потом: взгляни туда, посмотри сюда! Но чем меньше у меня оставалось сил, тем сильнее я был занят собой. Однако это было потрясающе прекрасно. Эти относительно быстро меняющиеся панорамы и небо, слои облаков, краски.

— Вы тренировались перед большим плаванием?

Келли: Да, с профессиональными тренерами на Рейне. Там мы на 80% смогли воссоздать ситуацию на Юконе.

Линдеманн: Мы начали готовиться почти за девять месяцев до путешествия. Перед первой тренировкой я навестил Джоуи в Эйфеле. Ему пришла в голову идея, что мы можем по-настоящему натренироваться и пойти на греблю. Тогда мы это и сделали. Мы спустились по Рейну туда, где транспортные суда создают огромные носовые волны. Если бы с нами не было тренера, то, наверное, уже во время этой первой попытки мы бы затонули от удара боковой волны.

— А Вы в каком состоянии заходите в гастрольный автобус? Концерт группы Rammstein это чрезвычайно впечатляющая демонстрация физического присутствия и самоотдачи.

Линдеманн: Голодным. И счастливым. Концерты хорошо сравнивать со спортом. И то и другое сначала не хочется. Не хочется на сцену. Не хочется в бассейн. Не хочется на боксерский ринг. Все это происходит с неохотой. Это нужно как-то принять, такова жизнь: весна, лето, осень, зима. Когда это сделал, зима прошла, начинается цветение, появляется зелень, становится светло, и начинаешь входить во вкус. Когда все заканчивается, чувствуешь себя счастливым. Тогда в организме вырабатывается море химии, множество гормонов счастья. Я думаю, что организм вознаграждает себя сам.

×