Закрыть
22.01.2019

Мудрости от Вадима Самойлова

Смысл в жизни, бесспорно, есть, и есть высшая сила, которая управляет этой жизнью. И это тоже бесспорно. Конечно, представлять себе старичка с бородкой на облаке в XXI веке нелепо. Более того, это может отвернуть молодежь. Поэтому, думаю, если религии хотят продолжать, нести и развивать идеологию духовности и нравственности, то им нужно чуть-чуть перестроиться. В этом смысле Ваня Охлобыстин, каким бы экстравагантным ни был, – как раз тот персонаж, который это развивает, дает чуть-чуть другой взгляд на то, каким может быть священник.

 

Моя жизнь достаточно контрастная, она не идёт по накатанной восходящей линии. Она меня швыряла и вверх, и вниз, и были минуты серьёзных душевных надломов. Не знаю, что меня в этом смысле поддерживало. Но знаете, внутри меня всегда есть какое-то (почти фанатичное) понимание того, что, в результате, всё равно всё будет нормально, что все испытания, которые даются, они даются для чего-то. Я отходчивый, я достаточно быстро могу увидеть свет в конце тоннеля. И потом, у меня всегда было моё любимое дело! Даже делом это не хочется называть – моя музыка, моё самовыражение, они являют лично для меня какую-то живородящую силу, и она всегда помогает.

 

Главное в жизни — сама возможность проживать жизнь, чувствовать. Миры меняются, человек остаётся. Деньги, гаджеты — это всё мир. А ценность жизни больше, чем ценность мира. Вся эта мишура — вещи, еда, всё сиюминутное — меня меньше интересует. Приближается сингулярность, и я надеюсь, что энергия конфликтов перерастёт во что-то более созидательное.

 

 

 

Я наблюдаю за миром и людьми, наблюдаю свою жизнь и понимаю, что нам всем нужно учиться жить добрососедски друг с другом. Посмотри, везде же — в СМИ, в бизнесе, в политике, в ЖЭКе — все друг друга просто кромсают. При этом все хотят счастья. Мне кажется, первый шаг к изменению этой парадигмы — прощение. Даже своего врага. Не хотелось бы звучать религиозным миссионером, но отсутствие озлобленности, гнева при несовпадении взглядов — это важный ключик. Эти обиды друг на друга, они сжирают нас.

 

Есть ли он — русский культурный мир? Для меня, бесспорно, он существует. Я чувствую связь всех нас. Какой этот мир? Сейчас мы ещё сами себе на этот вопрос не ответим. Мы пережили много потрясений. Мы сейчас снова ищем свою национальную, государственную идентичность. Именно поэтому у нас то религиозная сфера усиливается, то какие-то патриотические вещи… Конечно, это сейчас выглядит несколько напористо и иногда чрезмерно, но так уж бывает, что мы лихорадочно хватаемся за какие-то вещи, ищем скрепы. Думаю, что основу этих вещей можно отыскать в таком герое, как персонаж Сергея Бодрова в фильме Алексея Балабанова «Брат» — это симбиоз Ильи Муромца и Ивана-дурачка, которые всегда справедливы, оторваны от денег и готовы прийти на помощь.

×