Закрыть
05.12.2018

«Ария»: Песни запретить невозможно

Группа «Ария» в лице Виталия Дубинина и Михаила Житнякова рассказали в интервью «Частнику» о новом альбоме «Проклятье морей», своём отнешении к цензуре и каково это было выступать на одной сцене с DeepPurple и Nazareth.

— Ваш новый альбом называется «Проклятье морей» — это третий альбом, записанный с вокалистом Михаилом Житняковым. Наверняка, после выхода предыдущих, у вас были размышления над тем, что получилось, а что можно исправить… А что вы скажете про новый диск – полностью ли вы реализовали то, что задумано?

Виталий: У нас обычно не возникает таких проблем, чтобы сидеть и анализировать уже готовый альбом. Ведь к своему делу мы подходим серьезно. Когда запись сделана, то она сделана — назад дороги нет. Все «нереализованные» идеи — идут в следующую пластинку.

Михаил: За качество, уровень и содержание того, что получилось, нам абсолютно не стыдно. А в нюансах пускай критики разбираются.

— Много ли идей, песен осталось за рамками альбома?

Виталий: Часто в интервью западных музыкантов приходится читать, дескать, мы написали для альбома восемьдесят песен, а отобрали из них десять… Мне это не совсем понятно. Мы, к примеру, готовили одиннадцать песен и все их реализовали. У каждого из участников «Арии» есть свои идеи, оставшиеся нереализованными, но это уже совсем другая история.

— Каким образом, в каких условиях приходят к вам идеи песен? Чаще это озарения или же результат кропотливой работы?

Виталий: По-разному. Бывает, что да, надо сочинять. К примеру – собрались мы записывать пластинку, хорошо, а из чего ее делать? Не будешь же сидеть и тупо ждать – ах, меня осенило! Садишься и начинаешь сочинять… Час играешь на гитаре, второй – и внезапно рождается какой-то интересный риф – и я его в телефон записываю сразу, чтобы не забыть. И вот так. Ступень за ступенью и рождается песня…

— Музыку можно сравнить с морской стихией, и, если да, то ваша музыка это шторм, ураган, буря?

Михаил: Все вместе. И даже больше…

Виталий: Я бы сравнил с бурной рекой.

— Ваш новый альбом получился достаточно экспериментальным, — часть материала достаточно несвойственна «Арии» — с чем связано такое обновление?

Михаил: Мы с вами не согласимся. В новом альбоме все достаточно ортодоксально, свойственно и типично «Арии». Дальше, я полагаю, будем двигаться в таком же направлении. Жизнь покажет.

— Заглавная песня пластинки называется «Гонка за славой» — в Вашей жизни и биографии было место и время для подобного?

Виталий: Смотря что под этим подразумевать. Да, в какой-то степени любой артист жаждет успеха, популярности, финансового благополучия… Но я не думаю, что это можно критически оценивать, как «гонку за славой». У нас в группе все участники люди достаточно вменяемые. Поэтому это не про нас песня. За славой мы не гоняемся.

— В свое время в ваших песнях была достаточно сильна социальная тематика. В наше время, как вы полагаете, музыканту нужно высказывать в песнях свое отношение к происходящему вокруг, либо вам интереснее погружение в «чистое искусство»?

Виталий: Рок-музыка всегда была достаточно личной платформой для раскрытия своего внутреннего мира. Наверное, именно это раскрытие внутреннего мира и своих ощущений всегда было нашим приоритетом. Что до социальных протестов — мы можем констатировать какой-то факт, высказывать свое отношение – например в интервью, а вот руководство к действию в песнях давать… Не уверен, что это будет правильно. По-моему, это неблагодарное занятие – поучать.

— Ну вот к примеру – как вы оцениваете проекты государственной думы, касающиеся цензуры? Есть ли уверенность, что ваши песни пройдут эту самую цензуру?

Михаил: Мы полагаем, что цензурировать для начала надо бы государственную думу, а потом уже браться за всех остальных.

Виталий: Если честно, мне глубоко плевать на цензуру. И в советские годы было плевать, и, уж тем более, сейчас. Разве мы не слушали в те времена песни, которые нам запрещали официальные власти в СССР? Ну да, может быть, они не были изданы на пластинках, запрещаемым исполнителям не давали заработать деньги своим творчеством, но и «Воскресение» и «ДДТ» были по-настоящему народными артистами, которых все слушали. Рукописи, как говорил Булгаковский герой, не горят. Так же и песни — запретить невозможно. А сейчас все это вообще комично – потому что вся цензура в сегодняшней ситуации, увы, сведется, к тому, что не дай бог кто-нибудь что-нибудь скажет против государства. Я полагаю, что лингвистическая цензура может быть отчасти оправдана, но уж никак не идеологическая.

— Если бы у вас была машина времени, в какую эпоху вы бы предпочли отправиться?

Михаил: Вы не знаете эпохи, где пиво бесплатное было? Я бы сгонял в такую эпоху (смеется).

Виталий: Было бы интересно, зная итоги матчей отъехать немного назад на этой самой машине времени и поставить деньги на победителей. Этакая ассоциация с фильмом «Назад в будущее».

— Творчество «Арии» — вихрь, вырывающийся со стадионных концертных площадок, но, в то же время комфортно уживающийся в малых залах. Что для вас важнее — зрелищное шоу от выступления или донести до слушателя смыслы?

Виталий: Это несколько разные вещи. Большой зал — это большая энергетика, и мы его воспринимаем как праздник, который должен быть каждый день. В маленьких залах есть особое очарование: когда ты видишь зрителей, чувствуешь реакцию на то, что ты делаешь непосредственно, пусть их здесь немного, но они точно так же любят нашу музыку и доставляют нам такое же удовольствие.

Михаил: Я бы не стал противопоставлять зрелищное шоу и смысл, в идеале — это должно быть совмещено. Что касается зала — нам все равно в каком работать, главное делать свою музыку, получать от этого удовольствие.

— Сведением вашей новой пластинки занимался известный американский продюсер RoyZ — как вам работалось с ним?

Виталий: — Нам нравится, как этот человек подходит к делу. Мы конечно мечтали посотрудничать с ним и работалось очень легко и непринужденно. Взаимопонимание, как мне кажется, было полным. Мы не разочарованы

— Я где-то читал, что вам доводилось выступать на одной сцене с DeepPurple и Nazareth? Правда ли это и какое впечатление они произвели на Вас? Скажем так — в чем, как Вам кажется, их принципиальное отличие от российских музыкантов?

Виталий: Это абсолютная правда. Они очень приятные, дружелюбные и простые в общении люди. Главное их отличие от большинства российских музыкантов в том, что, будучи звездами мирового уровня они не выпендриваются. Это располагает к ним. Хочется быть такими же.

×