Чартова дюжина
Лидеры прошлой недели
1
Noize MC
Голос & струны
2
Вадим Самойлов
Вот она мечта
3
Пикник
Принцесса

Новости

13.09.2018

Мы не говорим, что «НАШЕ Радио» — это рок-радиостанция

4017 0

В музыкальном издании «Артист» вышло большое интервью программного директора НАШЕго Радио Анастасии Рогожниковой:

Вот мы с вами общаемся в мае. У вас НАШЕСТВИЕ уже началось?

В наших головах оно никуда и не уходит. От года к году мы живем так: «Нашествие», «Чартова дюжина», «Нашествие», «Чартова дюжина».

Насколько плотно коллектив радиостанции вовлечен в организацию фестиваля?

Последние года два-три на 100% погружены во всю эту историю. На мне вся творческая составляющая фестиваля.

Например?

Артисты, творческие активности. В этом году будет кинотеатр, где я хочу показать все лучшие премьеры этого года. Надеюсь, у нас это получится. Фестиваль уже перестал быть чисто музыкальным. К нам едут люди, чтобы получить массу разных впечатлений. Мы отталкиваемся от того, что человек не может слушать музыку 24 часа в сутки. Нужно поесть, принять душ, полежать, посмотреть кино, поиграть в настольные игры, зарядить телефон. Мы в первую очередь думаем о досуге на фестивале. На радио то же самое. Мы сделали большой шаг в сторону развлекательного контента. Музыкой уже никого не удивишь.

Что отличает НАШЕ Радио от других радиостанций?

Мы следим за тем, что происходит в мире. Мы по-хорошему патриотичны. Не ура-патриоты, но мы любим нашу страну и гордимся тем, что в ней происходит. Мы гордимся нашими спортивными, научными достижениями. И наши слушатели приняли изменения, которые у нас произошли.

Как давно они произошли?

Где-то три года назад.

Что стало сигналом к этим изменениям?

Я работала на НАШЕм Радио ещё в 2005-2010 годы, поэтому знала радиостанцию досконально. И когда в 2015 году я вернулась, стало очевидно, что продукт все так же хорош, но нуждается в некой перезагрузке. Чтобы было вроде как то же самое, но еще лучше. Потом были сравнения, анализы, обсуждения. И однажды я просто ехала в машине, и мне вдруг пришла в голову мысль: «Сегодня начнем!»

Если три года назад, то это почти совпало с Крымом и всей этой историей.

Абсолютно нет. Мы к политике никакого отношения не имеем и вообще ни на чьей стороне. Тогда я вернулась на НАШЕ Радио после перерыва и, поварившись здесь где-то полгода, приняла решение, что такие изменения необходимы. И рейтинги выросли. Когда я пришла, мы занимали 15-17 место, а сейчас мы в десятке.

Изменения на НАШЕСТВИИ как-то связаны с этим?

Конечно связаны. Все равно же фестиваль отражает то, что происходит на радиостанции, и желания наших слушателей.

Насколько плотно связана сетка эфира НАШЕго Радио» и лайн-ап фестиваля?

Это никак не связано. Более того, в этом году мы максимально разнообразили сцену «НАШЕ 2.0». Если на главной сцене выступают форматные артисты, которые звучат в эфире, то «НАШЕ 2.0» — это место для неформатных музыкантов и просто интересных коллективов. В этом году слушатели уже волнуются, как им придется разрываться между двумя сценами. У нас там и Anacondaz, и «Пошлая Молли». Мы впервые решились обратить внимание на этот пласт музыкальной культуры.

Тоже ехали в машине и решили?

Да, такие мысли часто приходят, я их записываю, делюсь с коллегами. Мне вообще очень повезло с коллективом. Я тут чувствую себя не руководителем, а играющим тренером. У нас очень теплые, душевные взаимоотношения. Кто-то предлагает идею, она обсуждается и сразу решаем делать. Команда.

Насколько плотно вы следите за трендами?

Конечно, следим. Надо быть актуальными. Мы не можем оставаться той радиостанцией, которая появилась 20 лет назад.

Часто можно слышать, что НАШЕ Радио не актуально.

Есть небольшое количество персонажей, которые любят в социальных сетях очень громко покритиковать «НАШЕ». Но при этом выясняется, что в последний раз они слушали его году так в 2003-м. О чем говорить с этими людьми? Это просто любители критиковать, им не важно, какие положительные изменения у нас произошли.

Я открываю сайт и смотрю последние десять треков, звучавших в эфире. Девять групп из восьмидесятых и девяностых годов. Только одна современная — The Hatters. И основная претензия, которая возникает к НАШЕму, что это радио для тех, кому за сорок. Мелодии и ритмы нашей юности.

Костяк нашей аудитории — 25-45 лет. У нас был опыт, когда другие программные директора начинали активно ставить молодые группы, и от этого очень сильно просели рейтинги радиостанции. Было принято решение вернуться к тому, что было. Я считаю, что экспериментировать надо грамотно. Если вводить новую музыку, то это не должен быть целый час новых артистов. Если звучит новая песня, то она будет окружена мастодонтами. Теми, кого все знают и любят.

Какие критерии есть лично у вас для отбора песен в эфир?

Это должна быть классно сыгранная песня с хорошим вокалом, которой хочется подпеть. И самое главное — это мелодика. Без нее никуда.

Мне кажется, что вас так заваливают новыми треками, что уже должна образоваться мозоль на ухе.

Мне достаточно послушать двадцать секунд, чтобы понять, стоит ли песню слушать дальше или нет. Иногда если я не понимаю, то проматываю на середину трека, и там уже становится понятно. Но ухо не замыливается, как ни странно. Если я не уверена в треке, то слушаю его второй раз на следующий день утром.

Как много треков в день вам приходится слушать?

Много. Иногда семь, иногда двадцать семь. Если я не успеваю, то даю слушать музыкальному редактору. Я ей доверяю на 200%.

У многих групп есть мнение, что стоит попасть на НАШЕ Радио и успех обеспечен. Вы согласны с этим?

Это совсем не так. Могу привести пример одной не очень молодой группы, которая у нас как-то звучала по семь раз в день. Я вас уверяю, группа как не собирала ничего, так и не собирает. Другой пример. Я поставила песню «Прорвемся» группы Mgzavrebi. Они и так собирали, но после этой песни стали мега популярны в стране. Просто это был стопроцентный хит.

Что вы можете сказать тем группам, которые мечтают о том, чтобы Анастасия Рогожникова послушала их трек?

Они должны написать классную песню. И важно слушать ее ушами других людей. Желательно ушами тех, кто слушает радио. Все-таки радио слушают фоном, и если их ухо за что-то зацепится, то это хорошо.

Суметь выдернуть человека из рутины?

Да. Чтобы ему не хотелось переключиться. Еще важно понимать, как песня будет смотреться в музыкальном потоке. Поэтому мы почти не ставим акустические песни. Если пойдет тихая акустика, то она просто провалится. То же касается и слишком громкого. Когда в музыке слишком много музыкальных инструментов, это перебор. На поле «Нашествия» это может смотреться, а в эфире уже нет.

Но это же рок. Он должен долбить!

А мы не говорим, что мы рок-радиостанция.

Вот как.

Мы давно так себя не позиционируем. Все-таки отечественная рок-музыка в отличие от зарубежной произошла от бардовской песни. Поэтическая составляющая очень важна. При мне появился Баста в эфире. И мы поначалу так огребли от своей аудитории, но ничего, его слушают и любят.

Я готовился к интервью и наткнулся на микроскандал. Александр Бон в эфире «Подъёмников» сказал: «Я костюмеров прошу, чтобы все было отбелено и накрахмалено… чтобы не было похоже на косуху человека, пережившего НАШЕСТВИЕ». Люди обиделись и даже создали на Change.org петицию, чтобы вы заставили Бона извиниться. Что вы на этот счет думаете?

Что у этих людей с чувством юмора? Мы сами в прошлом году пережили НАШЕСТВИЕ и были в таком же состоянии. Кстати, тем, кто не смог заехать на парковку, в прошлом году мы компенсировали стоимость парковочных билетов. Предлагали или возврат денег, или билет на НАШЕСТВИЕ 2018. Подавляющее большинство выбрало билеты на фестиваль. Это говорит о громадной лояльности.

Как вы относитесь к тому, что некоторые острословы называют посетителей НАШЕСТВИЯ говнарями?

Никак не отношусь. Ну называют и называют.

Радио должно следовать запросу аудитории или формировать вкус?

Коммерческое должно следовать запросу. Но что касается формирования вкуса, то тут нужен грамотный подход. Мы должны показывать, что есть и другая музыка, а примет ли ее аудитория — это уже другое дело.

Сейчас НАШЕ Радио коммерчески успешно?

Безусловно.

Вы в начале разговора употребили выражение «играющий тренер». Про футбольных тренеров говорят, что они могут готовиться к увольнению с момента вступления в должность. Во всех неудачах сразу обвиняют тренера. Какие требования к вам предъявляют владельцы?

Первое требование — это чтобы все работало и звучало. Второе, чтобы выходил крутой продукт, и у него были рейтинги.

А коммерческий успех?

Это немного не моя сфера. На мне творчество.

Если что-то не продается, то к вам идут с претензиями?

Нет. Более того, НАШЕ Радио — один из лидеров по предложению интеграций спонсоров в совместные проекты.

Вы руководите сложным творческим коллективом. Это же не только креатив и радость от совместных успехов, но и непопулярные решения, увольнения. Как найти этот баланс? Чтобы быть эффективным руководителем и оставаться хорошим участником творческой команды.

Главное — вовремя хвалить людей. По себе сужу. Если меня похвалят, то у меня крылья вырастут, я еще горы сверну. Ругать не обязательно, но надо указывать на ошибки. Для руководителя важно принимать правильные решения и за них потом отвечать.

Сейчас видеоконтент в интернете уверенно теснит телевизор. Думаю, с радио будет происходить то же самое. Как вы думаете, эфирное радио еще долго будет жить?

Его смерть предсказывали еще десять лет назад. Но в нашей стране я не вижу для этого каких-то предпосылок.

НАШЕму Радио в этом году исполнится 20 лет. Какие планы на празднование юбилея?

У нас будет большой концерт 11 августа на Васильевском спуске. Будут выступать все наши самые лучшие артисты. Программа часов на десять. Все это довольно сложно для нас, всего неделя после НАШЕСТВИЯ, плюс такая непростая локация. Но мы справимся.

Комментарии (0)

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться.
×